Armenian Knowledge Base  

Go Back   Armenian Knowledge Base > Thematic forums > History and Politics
Register

Reply
 
LinkBack Thread Tools
Old 31.12.2003, 22:24   #1
Секретарь ЦК ВКП(б)
 
Завен Григорян's Avatar
 
Join Date: 01 2002
Location: -=-=-=-
Posts: 1,068
Downloads: 0
Uploads: 0
Reputation: 9 | 0
Default Армен Бениаминов: Мы живы, мы боремся, мы победим

Армен Бениаминов: Мы живы, мы боремся, мы победим

--------------------------------------------------------------------------------

26.12.2003
"Советская Россия"


Армен пришел в редакцию после более чем четырехчасового утомительного допроса в прокуратуре. Зверское избиение его охранкой 7 ноября за поднятый над Государственной думой Красный флаг не прошло бесследно для здоровья. Он похудел за минувшие полтора месяца, отчего стал казаться еще выше и стройнее.

— Снова весь в работе? — спрашиваем мы, радуясь встрече и крепко пожимая его не потерявшие молодой силы руки.

— Как выписался из больницы, сразу с головой окунулся — в выборной кампании не пришлось участвовать, хотя я был зарегистрирован кандидатом в депутаты Госдумы. — Он будто извиняется за вынужденную свою отлучку в больницу и не скрывает радости, что снова среди своих. Осунувшееся, чуть бледное лицо его с прекрасными гордыми чертами светится неизъяснимым глубинным светом, какой дается редким от природы лучезарным людям. — Работы много, — говорит Армен. — Обездоленные, измученные нынешней жизнью люди ждали победы коммунистов и патриотов, надеялись что-то сдвинуть. Выборы лишили даже малой надежды на то, что жизнь будет улучшаться в самом деле, а не на словах, которых уже до тошноты наелись. Вопрос «Что делать?» — звучит сегодня не риторически. Мы не можем бездействовать, когда рушится страна, Россия на глазах теряет государственную и экономическую самостоятельность. Партия переживает острейший момент, и мы должны знать, что делать и как. На днях состоится съезд, точнее, завершающая его часть. Думаю, что будет откровенный, нелицеприятный и мужественный разговор. Он просто необходим. Обстановка сложнейшая как вокруг партии, так и внутри ее. Режим делает все, чтобы сокрушить оппозицию — главную и постоянную угрозу своего существования. Ему это не удается. Ясно, что будут предприниматься новые атаки на КПРФ, пойдут в ход самые грязные, изощренные политтехнологии, обрушится новый вал лжи и клеветы, усилится информационный террор. Перед коммунистами стоят огромные ответственные программные задачи по защите интересов трудящихся. Чтобы решить их, чтобы добиться того, за что мы боремся, уметь противостоять режиму, я убежден, нам надо отойти от методов работы КПСС и вернуться к большевизму. Нам нужно учиться говорить друг другу правду, какой бы горькой она ни была. Не обижаться, когда говорят правду. Если есть нерешенные вопросы, обсуждать их до тех пор, пока не будет ясности и единства взглядов на их решение. Ситуация такова, что простым подсчетом голосов, кто «за», кто «против», дела не поправишь. Это надо понимать.

— Не исключено, что на предстоящем съезде КПРФ вместо извлечения суровых уроков из допущенных ошибок и промахов, критического и конструктивного осмысления итогов думских выборов кое-кто из искренних заблуждений или личных амбиций может предпринятъ попытки свести партийный разговор к взаимным обвинениям и разборкам, свалить происшедшее 7 декабря на руководство партии и ее лидера Г.А.Зюганова, внести раскол и сумятицу. Вы — молодой коммунист, делегат съезда. Ваше мнение, как дальше жить и действовать?

— В партии я с 1995 года, она мне дорога всей своей сутью и плотью. Она — единственная способна реально противостоять антинародной власти, разгрому страны, отстаивать общенациональные интересы. Это мое личное мнение. Я серьезно изучал ленинские труды, и когда учился в университете, и продолжаю изучать. Нас непосредственно касается все, что Ленин говорил об участии партии в выборных кампаниях, в работе Думы, от чего предостерегал большевиков. Учусь, как настоятельно советовал Владимир Ильич, учитывать настоящую живую жизнь, советоваться с людьми на местах, помогать росту классового самосознания трудящихся. Социализм был и остается нашей целью.

Три дня назад проходил пленум Псковской областной организации КПРФ. Проанализировав ситуацию, участники пленума пришли к заключению, что судьба России решится не на выборах, которые стали не более чем жестоким фарсом, а в другой форме народного волеизъявления. В связи с этим ЦК КПРФ предложено немедленно возобновить работу по проведению Всероссийского референдума по четырем вопросам, сформулированным ранее, сосредоточить внимание на внепарламентских методах работы и формировать класс трудящихся для борьбы против эксплуататоров. Простите, что я говорю сухо, партийными установками, но это очень серьезно, вы понимаете. Пленум принял решение обратиться к делегатам съезда с требованием сосредоточиться не на самобичевании, а на мобилизации всех внутренних ресурсов партии для ее укрепления и внесения в массы революционного сознания. Прекратить нападки на лидера партии Г. А. Зюганова, не допустить скатывания к социал-демократии. Нам, делегатам съезда — первому секретарю обкома КПРФ Владимиру Степановичу Никитину, депутату Псковского областного собрания депутатов, председателю комитета по бюджету Анатолию Петровичу Копосову и мне, Бениаминову Армену Иосифовичу, псковские коммунисты наказали голосовать против смены лидера КПРФ Г. А. Зюганова. Это решение верное, продиктовано серьезной озабоченностью за судьбу партии и патриотической оппозиции, ее ответственностью за Россию, и мы будем отстаивать наше решение.

— Армен, есть немало разноречивых точек зрения, как организовать работу фракции коммунистов во вновь избранной Государственной думе. И нужно ли участвовать в предстоящих президентских выборах, выдвигать кандидата от КПРФ или отказаться. Каково ваше мнение и мнение товарищей по партии?

— Однозначное. Пленум выразил четкую позицию: «Считать выборы президента России в условиях массового нарушения выборного законодательства, применения технологий господства и подавления — политическим фарсом. Рекомендовать лидеру КПРФ Г. А. Зюганову не участвовать в этом фарсе, но выдвинуть другую кандидатуру, способную дать бой разрушителям России и внушать избирателям идеи КПРФ». Считаю, что мы обязаны сохранить единство наших рядов, уберечь Геннадия Андреевича от агрессии режима, от совершенно обнаглевших в грязной лжи прорежимных СМИ, и мы будем отстаивать наказ псковских коммунистов. Да, есть недоработки, ошибки — их необходимо проанализировать, понять, сделать правильные выводы, выработать план действий. И не терять бдительности. Ни в коем случае не подхватывать навязываемые партии чуждые ей идеи и интересы, не устраивать раздрай, который на руку лишь нашим противникам.

Совершенно прав Геннадий Андреевич, обратившись к коммунистам, к сторонникам партии за советом, какую выработать стратегическую и тактическую линию партии на предстоящий сложнейший политический период. Поддерживаю его организационные предложения, особенно по укреплению единства партии, связи с жизнью народа. Не надо увлекаться количеством обличительных мероприятий преступности правящего режима. Будет много больше пользы для людей и для дела, когда коммунисты будут рядом с голодающими шахтерами, с замерзающими приморцами, с лишающимися земли крестьянами.

В нынешней Думе КПРФ будут представлять 55 депутатов левой оппозиции. Конечно, было бы лучше, если бы их было больше. Но реалии сегодня таковы, и мы должны с ними считаться. Что я думаю по этому поводу? Вспомните, сколько было депутатов в социал-демократической фракции в царской Думе? Всего 6 человек. Нам надо учиться, как они отстаивали интересы рабочего класса. Я прочитал воспоминания одного из них — Алексея Бадаева о его встрече с Лениным. Вот этот исторический эпизод:

— Ну, хорошо, мы устраиваем демонстрации министрам и черносотенцам, когда они появляются на трибуне, — сказал я Ленину, — но этого мало. Рабочие спросят: какие практические предложения делали вы в Думе, где выработанные вами законы?

Ленин, рассмеявшись, ответил:

— Никаких законов, облегчающих положение рабочих, черносотенная Дума никогда не примет. Задача рабочего депутата — изо дня в день напоминать с думской трибуны черносотенцам, что рабочий класс силен и могуч, что недалек тот день, когда вновь подымется революция, которая сметет всю черную сотню вместе с ее министрами и правительством. Конечно, можно выступать и с поправками, и даже с каким-либо законом, но все эти выступления должны сводиться к одному: надо клеймить царский строй, показывать весь ужасающий произвол правительства, говорить о бесправии и жесточайшей эксплуатации рабочего класса. Вот это действительно то, что должны слышать рабочие от своего депутата.

Запрос, который был составлен на основании собранных большевистской фракцией материалов и внесен Алексеем Бадаевым в Государственную думу министру торговли и промышленности, начинался так:

«Капиталистическая эксплуатация пролетариата всегда и при всех условиях имеет тенденцию принимать такие формы, единственной границей которых является физическое вырождение и смерть рабочего. Политическое бесправие русского пролетариата не позволяет противопоставить объединенному капиталу такое же мощное объединение рабочих и одновременно чрезвычайно сильное закулисное давление, какое оказывают на руководителей нашей внутренней политики воротилы объединенных предпринимателей, — все вместе создает в России условия, при которых эта эксплуатация принимает не раз формы, перед которыми бледнеют ужасы крепостничества. Ленская трагедия, где рабочих кормили конским мясом, выселяли в тайгу и, наконец, расстреляли, представляет один из таких примеров...»

Рядом с такими обличительными документами депутатов-большевиков, сформулированными яростным, беспощадным языком, парламентские запросы наших «думцев» — холостые патроны. В чем дело? Отчего мы так беззубы и «цивилизованны»? Строй в России сегодня — «дикий капитализм», произвол над трудовым народом жуткий — так давайте работать по-большевистски, быть готовыми на самопожертвование, действовать наступательно. Для этого у партии коммунистов есть исторический опыт, современные наработки, воля действовать.

И молодежь, которая пошла за КПРФ. Все больше и больше на наших демонстрациях и митингах студентов, школьников, молодых людей. Немало их принимали участие в избирательной кампании — собирали подписи за кандидатов-коммунистов, были агитаторами, наблюдателями на избирательных участках.

Они сознательно становятся под Красное знамя, чтобы обрести будущее. Они понимают, что это нынешняя власть лишила их бесплатного образования, работы, возможности создать и обеспечить семью. Нынешняя власть травит их алкоголем, сажает на иглу, разрушает нравственно и физически, лишает перспектив жизни. Нам вдалбливают, что мы — никчемный народ, что молодежь наша пропащая, что мы должны вымирать. Нас заставляют смеяться над собой в их «Курочке-рябе», в их «Особенностях национальной охоты», над нами открыто издеваются эстрадные юмористы. Когда им смешно, мне очень горько. Круглыми сутками нас расстреливают из телевизионных пушек. Ну невозможно постоянно одурачивать народ, превращать его в зомби. Рано или поздно спадет пелена с глаз.

— Армен, если бы на календаре сегодня был не декабрь, а снова день 7 ноября, и вы, уже испытав жестокие побои охранки и то, как они тащили вас головой о ступени — снова поднялись бы к флагштоку Государственной думы с Красным советским флагом?

— Конечно!.. Я много думал об этом в больнице. Это ведь был не стихийный или необдуманный юношеский порыв романтика революции. Мне 31 год, я сознательно и продуманно дерзнул на это...

Мне говорят, что, прежде чем пойти на такое, я должен был подумать о маленьком сыне. Да, я думал о нем, в какой стране ему доведется жить? Это будет Россия, могучая или погибающая? Или Псковская республика, а, может, Китайская? Вспоминал отца, деда — участника Великой Отечественной войны. Беспокоился о милой своей жене Астхик, имя которой переводится с армянского, как «Звездочка», кстати сказать, она тоже вступила в КПРФ. Думал о маме, о родственниках своих и друзьях. Ведь если мы будем равнодушно молчать, не противостоять режиму, не обличать его преступления — сколь же бесконечно будет длиться беспросветная черная ночь над страной?! Сегодня мало признаваться в любви к России. Надо для нее жить.

Когда корабль идет на дно, нельзя построить счастье в одной каюте. Многие это не могут понять, надеются как-то выгрести, каким-то образом достичь благополучного берега. Спасемся только вместе.

Уверен, что недалек тот день, когда алые стяги народного сопротивления против разрушения страны, против несправедливости и постоянного униженного существования заполыхают по всей стране. Думаю, что так будет. Мне звонили друзья в больницу, что в тот ноябрьский праздничный день в дальней псковской деревне семнадцатилетний мальчик взобрался на водонапорную башню и водрузил красный флаг. Я знаю, где это произошло, и мы с ним обязательно встретимся. Спасибо ему за смелость, за то, что подхватил сорванный охранниками Красный государственный флаг над Думой, когда в Москве я уже был схвачен и ничего не мог больше сделать.

— Очень важно, чтобы страна слышала таких патриотов, как ты.

— Это не просто, но возможно. На одной из передач Савика Шустера «Свобода слова» я оказался у микрофона прямого эфира, и у меня было всего 20 секунд времени. Но их хватило успеть громко, на всю страну сказать, что самой большой ошибкой КГБ было то, что они не ликвидировали в 1985 году предателя партии Горбачева... Конечно, больше к «свободному микрофону» я прорваться не смог. Рассказал об этом случае своим друзьям — пошли они. Мы «испортили» три или даже четыре передачи Савику Шустеру. Он, такой, кажется, предусмотрительный, осторожный, всякий раз терялся и не мог понять, откуда мы беремся у этого микрофона. Я блокирован, мне не дают подняться, а юная, хрупкая Света бросает в микрофон: «Женщины, власть убивает ваших детей!». «Боритесь, женщины!» — призывает в микрофон ее сотоварищ, и молодые страстные их голоса несутся по стране, врываются в каждый дом: «Боритесь! Вы слышите нас, молодых?! Боритесь!» Знаю, что на телебашне составлены списки молодых патриотов и есть строжайший приказ не пускать нас на передачи. Ничего, мы найдем другие пути. Нас много молодых, и становится все больше, и нас не заставить замолчать. Факт, например, что они вынуждены были показать в телепрограммах сюжет — Красный флаг над зданием Государственной думы и летящие листовки «Да здравствует Великая Октябрьская социалистическая революция!» — это уже сам по себе прорыв информационной блокады оппозиции. Мы вынудили их говорить о нас, пусть со злобой, ненавистью. В тот момент, приковавший себя к тросику флагштока, я был самым счастливым человеком в мире. Вы только представьте Красную площадь, голубое небо, рубиновые кремлевские звезды, море красных знамен, на центральном проспекте слышу ободряющие возгласы из колонн... Все остальное уже не имело для меня значения. Мне казалось, в тот миг вся Россия была со мной, весь Советский Союз.

Армен разволновался, замолк. Придвинул чашку с остывшим чаем, сделал глоток. Потом вспомнили об Армении. Глаза его стали печальными. А какими другими они бывают у тех, у кого отняли Родину?

— Я уже как-то рассказывал, как некоторые преподаватели Ереванского университета говорили нам, студентам, что Армении нужна свобода, что сейчас Россия пользуется ее молибденом, медью, что у нее есть превосходная обувь «Масисс». А когда все это будет принадлежать только Армении, как она заживет! Мой брат учился в то время в Ленинграде, и там некоторые преподаватели тоже говорили, дескать, надо отделаться от бывших царских окраин и тюбетеек — и Россия заживет. Так «демократы» сеяли ядовитые семена розни и ненависти. Семена те взошли. В образе нынешней Армении я вижу, какой будет Россия лет через пять. Пока спасают ее большие просторы и природные богатства. А моя Армения — маленькая, обделенная природными ресурсами, и беда уже охватила: земля продана, вся вода продана, — ею владеют итальянцы, единая энергетическая система реструктуризирована, чего добивается в России Чубайс. Я был в Ереване не так давно, пришел навестить родителей моего университетского друга. Лифт в их многоэтажном доме не работал, вместо кнопки вызова зияла какая-то странная дырка. Отец друга пошел меня проводить и сказал, что сейчас возьмет ключ и вызовет лифт. Я удивился: « Разве он работает?» — «Работает, — вздохнул он в ответ, — для тех, кто все-таки наскребает, чтобы заплатить, — у нас теперь много хозяев у электричества: покупают, перепродают, накручивают... Придумали специальные замки на лифты. Те, у кого пенсия по 20—30 долларов, ходят пешком по лестнице на старых больных ногах». И Россию ждет та же участь.

Мы знаем, что ежегодно теряем по статистике свыше 800 тысяч человек. Представители власти называют это цинично «естественной убылью» населения. Да это же что ни год — то нет целой Псковской области или какой другой! Насколько России хватит, не составит труда сосчитать.

Президент и правительство постоянно козыряют «ростом» экономики. В нынешнем году этот самый «рост» в Псковской области составляет 2%, а к уровню промышленного производства в 1990 году всего 42%. Конечно, если производство упало до выпуска одной единицы какой-то машины или техники, а нынче сделано две единицы, как экономист, я соглашусь, что имеем рост на 100%. Но кому нужен этот самообман?

Разве можно со всем этим мириться?! Армен никогда не согласится с тем, что сделали враги с могучей нашей державой, он будет бороться и готов идти до конца.

Следователь (а это — женщина) удивлялась, почему он так спокоен во время допроса, что означают в разбросанных им листовках в день 9 мая сталинские слова «Наше дело правое...» и что он имел в виду. Армен пожал плечами: «История решит, люди разберутся». Не все продались. Есть честные, справедливые, мужественные. Чего же ему бояться?!

— У меня есть своеобразный тест. — Армен неожиданно переменил тему разговора. — В разных аудиториях я просил определить, кому принадлежит авторство, и зачитывал эту цитату: «Коммунисты отняли у народов свободу слова, свободу убеждений, свободу личности, свободу местожительства и передвижения, свободу промыслов и возможность каждому человеку занять свое место в обществе сообразно со своими способностями. Они заменили эту свободу террором, партийными привилегиями и произволом, чинимым над человеком». И вы знаете, кого называют? Новодворскую, Чубайса, Хакамаду, Немцова... Каюсь, что в цитате я изменил всего лишь одно слово: вместо «коммунистов» было написано: «большевики», и слова эти взяты из Обращения генерала Власова к «братьям и сестрам, к соотечественникам». Я взял их из книги Штрик-Штрикфельдта. У современного предательства глубокие злые корни.

— Есть, Армен, предательство. Но есть героизм, есть высокие подвиги, гражданские поступки, обыкновенные честные жизни, простые судьбы людей — их великое множество во все времена и в наши дни, и потому стоит Россия непокоренная, не сдавшаяся. Возьми эту книгу «Повесть о настоящем человеке» на память себе и подари тому мальчику, что взобрался с красным флагом на водонапорную башню в своей далекой псковской деревне. Не успел подписать их нам Алексей Маресьев, сын его подписал в продолжение отцовского подвига, — передаем Армену книги в подарок от редакции вместе с пришедшими к нам письмами и телеграммами читателей газеты. Он благодарно прижимает их к сердцу. Глаза его сияют, голос срывается от волнения:

— Я помню, помню, что говорил Алексей Маресьев! «Мы живые, мы боремся... Нас недаром учили стойкости и мужеству, учили быть Настоящими людьми».
Reply With Quote
Reply

Thread Tools


На правах рекламы:
реклама

All times are GMT. The time now is 19:36.


Powered by vBulletin® Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.