Armenian Knowledge Base  

Go Back   Armenian Knowledge Base > Entertainment > Literary nook
Register

Reply
 
LinkBack Thread Tools
Old 17.06.2005, 20:32   #1
(vagabond)
 
Gypsy's Avatar
 
Join Date: 12 2004
Location: Himalayas
Posts: 823
Downloads: 0
Uploads: 0
Reputation: 0 | 0
Default поэзия Бродского

Кажется я тут уже видел пару стихов Бродского. Захотелось выложить еще несколько из моих любимых. Он единственный поэт которого я полностью понимаю и в некотором смысле сопереживаю все чувства и мысли которые он вложил в эти стихи. А может это только так кажется, но все равно стихи суперские. Я разделяю его взгляды на жизнь, на людей, на все

Рождественский романс

Плывет в тоске необъяснимой
среди кирпичного надсада
ночной кораблик негасимый
из Александровского сада,
ночной фонарик нелюдимый,
на розу желтую похожий,
над головой своих любимых,
у ног прохожих.

Плывет в тоске необъяснимой
пчелиный хор сомнамбул, пьяниц.
В ночной столице фотоснимок
печально сделал иностранец,
и выезжает на Ордынку
такси с больными седоками,
и мертвецы стоят в обнимку
с особняками.

Плывет в тоске необъяснимой
певец печальный по столице,
стоит у лавки керосинной
печальный дворник круглолицый,
спешит по улице невзрачной
любовник старый и красивый.
Полночный поезд новобрачный
плывет в тоске необъяснимой.

Плывет во мгле замоскворецкой,
пловец в несчастие случайный,
блуждает выговор еврейский
на желтой лестнице печальной,
и от любви до невеселья
под Новый Год, под воскресенье,
плывет красотка записная,
своей тоски не объясняя.

Плывет в глазах холодный вечер,
дрожат снежинки на вагоне,
морозный ветер, бледный ветер
обтянет красные ладони,
и льется мед огней вечерних,
и пахнет сладкою халвою;
ночной пирог несет сочельник
над головою.

Твой Новый Год по темно-синей
волне средь моря городского
плывет в тоске необъяснимой,
как будто жизнь начнется снова,
как будто будет свет и слава,
удачный день и вдоволь хлеба,
как будто жизнь качнется вправо,
качнувшись влево.

Одно очень старое стихотворение:
Пилигримы

"Мои мечты и чувства в сотый раз
Идут к тебе дорогой пилигримов"
В. Шекспир

Мимо ристалищ, капищ,
мимо храмов и баров,
мимо шикарных кладбищ,
мимо больших базаров,
мира и горя мимо,
мимо Мекки и Рима,
синим солнцем палимы,
идут по земле пилигримы.
Увечны они, горбаты,
голодны, полуодеты,
глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета.
За ними поют пустыни,
вспыхивают зарницы,
звезды горят над ними,
и хрипло кричат им птицы:
что мир останется прежним,
да, останется прежним,
ослепительно снежным,
и сомнительно нежным,
мир останется лживым,
мир останется вечным,
может быть, постижимым,
но все-таки бесконечным.
И, значит, не будет толка
от веры в себя да в Бога.
...И, значит, остались только
иллюзия и дорога.
И быть над землей закатам,
и быть над землей рассветам.
Удобрить ее солдатам.
Одобрить ее поэтам.

Или вот это стихотворение, одно из самых точных и искренних описаний зимнего, холодного, "северного" настроения

Эклога 4-я (зимняя)

Ultima Сumaei venit iam carminis aetas:
magnus ab integro saeclorum nascitur ordo...
Virgil. Eclogue IV1

Дереку Уолкотту

I

Зимой смеркается сразу после обеда.
В эту пору голодных нетрудно принять за сытых.
Зевок загоняет в берлогу простую фразу.
Сухая, сгущенная форма света --
снег -- обрекает ольшаник, его засыпав,
на бессоницу, на доступность глазу

в темноте. Роза и незабудка
в разговорах всплывают все реже. Собаки с вялым
энтузиазмом кидаются по следу, ибо сами
оставляют следы. Ночь входит в город, будто
в детскую: застает ребенка под одеялом;
и перо скрипит, как чужие сани.

II

Жизнь моя затянулась. В речитативе вьюги
обострившийся слух различает невольно тему
оледенения. Всякое "во-саду-ли"
есть всего-лишь застывшее "буги-вуги".
Сильный мороз суть откровенье телу
о его грядущей температуре

либо -- вздох Земли о ее богатом
галактическом прошлом, о злом морозе.
Даже здесь щека пунцо'веет, как редиска.
Космос всегда отливает слепым агатом,
и вернувшееся восвояси "морзе"
попискивает, не застав радиста.

III

В феврале лиловеют заросли краснотала.
Неизбежная в профиле снежной бабы
дорожает морковь. Ограниченный бровью,
взгляд на холодный предмет, на кусок металла,
лютей самого металла -- дабы
не пришлось его с кровью

отдирать от предмета. Как знать, не так ли
озирал свой труд в день восьмой и после
Бог? Зимой, вместо сбора ягод,
затыкают щели кусками пакли,
охотней мечтают об общей пользе,
и вещи становятся старше на год.

IV

В стужу панель подобна сахарной карамели.
Пар из гортани чаще к вздоху, чем к поцелую.
Реже снятся дома, где уже не примут.
Жизнь моя затянулась. По крайней мере,
точных примет с лихвой хватило бы на вторую
жизнь. Из одних примет можно составить климат

либо пейзаж. Лучше всего безлюдный,
с девственной белизной за пеленою кружев,
-- мир, не слыхавший о лондонах и парижах,
мир, где рассеянный свет -- генератор будней,
где в итоге вздрагиваешь, обнаружив,
что и тут кто-то прошел на лыжах.

V

Время есть холод. Всякое тело, рано
или поздно, становится пищею телескопа:
остывает с годами, удаляется от светила.
Стекло зацветает сложным узором: рама
суть хрустальные джунгли хвоща, укропа
и всего, что взрастило

одиночество. Но, как у бюста в нише,
глаз зимой скорее закатывается, чем плачет.
Там, где роятся сны, за пределом зренья,
время, упавшее сильно ниже
нуля, обжигает ваш мозг, как пальчик
шалуна из русского стихотворенья.

VI

Жизнь моя затянулась. Холод похож на холод,
время -- на время. Единственная преграда --
теплое тело. Упрямое, как ослица,
стоит оно между ними, поднявши ворот,
как пограничник держась приклада,
грядущему не позволяя слиться

с прошлым. Зимою на самом деле
вторник он же суббота. Днем легко ошибиться:
свет уже выключили или еще не включили?
Газеты могут печататься раз в неделю.
Время глядится в зеркало, как певица,
позабывшая, что' это -- "Тоска" или "Лючия".

VII

Сны в холодную пору длинней, подробней.
Ход конем лоскутное одеяло
заменяет на досках паркета прыжком лягушки.
Чем больше лютует пурга над кровлей,
тем жарче требует идеала
голое тело в тряпичной гуще.

И вам снятся настурции, бурный Терек
в тесном ущелье, мушиный куколь
между стеной и торцом буфета:
праздник кончиков пальцев в плену бретелек.
А потом все стихает. Только горячий уголь
тлеет в серой золе рассвета.

VIII

Холод ценит пространство. Не обнажая сабли,
он берет урочища, веси, грады.
Населенье сдается, не сняв треуха.
Города -- особенно, чьи ансамбли,
чьи пилястры и колоннады
стоят как пророки его триумфа,

смутно белея. Холод слетает с неба
на парашюте. Всяческая колонна
выглядит пятой, жаждет переворота.
Только ворона не принимает снега,
и вы слышите, как кричит ворона
картавым голосом патриота.

IX

В феврале чем позднее, тем меньше ртути.
Т. е. чем больше времени, тем холоднее. Звезды
как разбитый термометр: каждый квадратный метр
ночи ими усеян, как при салюте.
Днем, когда небо под стать известке,
сам Казимир бы их не заметил,

белых на белом. Вот почему незримы
ангелы. Холод приносит пользу
ихнему воинству: их, крылатых,
мы обнаружили бы, воззри мы
вправду горе', где они как по льду
скользят белофиннами в маскхалатах.

X

Я не способен к жизни в других широтах.
Я нанизан на холод, как гусь на вертел.
Слава голой березе, колючей ели,
лампочке желтой в пустых воротах,
-- слава всему, что приводит в движенье ветер!
В зрелом возрасте это -- вариант колыбели,

Север -- честная вещь. Ибо одно и то же
он твердит вам всю жизнь -- шепотом, в полный голос
в затянувшейся жизни -- разными голосами.
Пальцы мерзнут в унтах из оленьей кожи,
напоминая забравшемуся на полюс
о любви, о стоянии под часами.

XI

В сильный мороз даль не поет сиреной.
В космосе самый глубокий выдох
не гарантирует вдоха, уход -- возврата.
Время есть мясо немой Вселенной.
Там ничего не тикает. Даже выпав
из космического аппарата,

ничего не поймаете: ни фокстрота,
ни Ярославны, хоть на Путивль настроясь.
Вас убивает на внеземной орбите
отнюдь не отсутствие кислорода,
но избыток Времени в чистом, то есть
без примеси вашей жизни, виде.

XII

Зима! Я люблю твою горечь клюквы
к чаю, блюдца с дольками мандарина,
твой миндаль с арахисом, граммов двести.
Ты раскрываешь цыплячьи клювы
именами "Ольга" или "Марина",
произносимыми с нежностью только в детстве

и в тепле. Я пою синеву сугроба
в сумерках, шорох фольги, чистоту бемоля --
точно "чижика" где подбирает рука Господня.
И дрова, грохотавшие в гулких дворах сырого
города, мерзнувшего у моря,
меня согревают еще сегодня.

XIII

В определенном возрасте время года
совпадает с судьбой. Их роман недолог,
но в такие дни вы чувствуете: вы правы.
В эту пору неважно, что вам чего-то
не досталось; и рядовой фенолог
может описывать быт и нравы.

В эту пору ваш взгляд отстает от жеста.
Треугольник больше не пылкая теорема:
все углы затянула плотная паутина,
пыль. В разговорах о смерти место
играет все большую роль, чем время,
и слюна, как полтина,

XIV

обжигает язык. Реки, однако, вчуже
скованы льдом; можно надеть рейтузы;
прикрутить к ботинку железный полоз.
Зубы, устав от чечетки стужи,
не стучат от страха. И голос Музы
звучит как сдержанный, частный голос.

Так родится эклога. Взамен светила
загорается лампа: кириллица, грешным делом,
разбредаясь по прописи вкривь ли, вкось ли,
знает больше, чем та сивилла,
о грядущем. О том, как чернеть на белом,
покуда белое есть, и после.

Ну и самое-самое. Надеюсь еще никто не постал

Письма римскому другу

Нынче ветрено и волны с перехлестом.
Скоро осень, все изменится в округе.
Смена красок этих трогательней, Постум,
чем наряда перемена у подруги.

Дева тешит до известного предела --
дальше локтя не пойдешь или колена.
Сколь же радостней прекрасное вне тела:
ни объятья невозможны, ни измена!

___

Посылаю тебе, Постум, эти книги.
Что в столице? Мягко стелют? Спать не жестко?
Как там Цезарь? Чем он занят? Все интриги?
Все интриги, вероятно, да обжорство.

Я сижу в своем саду, горит светильник.
Ни подруги, ни прислуги, ни знакомых.
Вместо слабых мира этого и сильных --
лишь согласное гуденье насекомых.

___

Здесь лежит купец из Азии. Толковым
был купцом он -- деловит, но незаметен.
Умер быстро -- лихорадка. По торговым
он делам сюда приплыл, а не за этим.

Рядом с ним -- легионер, под грубым кварцем.
Он в сражениях империю прославил.
Сколько раз могли убить! а умер старцем.
Даже здесь не существует, Постум, правил.

___

Пусть и вправду, Постум, курица не птица,
но с куриными мозгами хватишь горя.
Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря.

И от Цезаря далЈко, и от вьюги.
Лебезить не нужно, трусить, торопиться.
Говоришь, что все наместники -- ворюги?
Но ворюга мне милей, чем кровопийца.

___

Этот ливень переждать с тобой, гетера,
я согласен, но давай-ка без торговли:
брать сестерций с покрывающего тела --
все равно что дранку требовать от кровли.

Протекаю, говоришь? Но где же лужа?
Чтобы лужу оставлял я -- не бывало.
Вот найдешь себе какого-нибудь мужа,
он и будет протекать на покрывало.

___

Вот и прожили мы больше половины.
Как сказал мне старый раб перед таверной:
"Мы, оглядываясь, видим лишь руины".
Взгляд, конечно, очень варварский, но верный.

Был в горах. Сейчас вожусь с большим букетом.
Разыщу большой кувшин, воды налью им...
Как там в Ливии, мой Постум, -- или где там?
Неужели до сих пор еще воюем?

___

Помнишь, Постум, у наместника сестрица?
Худощавая, но с полными ногами.
Ты с ней спал еще... Недавно стала жрица.
Жрица, Постум, и общается с богами.

Приезжай, попьем вина, закусим хлебом.
Или сливами. Расскажешь мне известья.
Постелю тебе в саду под чистым небом
и скажу, как называются созвездья.

___

Скоро, Постум, друг твой, любящий сложенье,
долг свой давний вычитанию заплатит.
Забери из-под подушки сбереженья,
там немного, но на похороны хватит.

Поезжай на вороной своей кобыле
в дом гетер под городскую нашу стену.
Дай им цену, за которую любили,
чтоб за ту же и оплакивали цену.

___

Зелень лавра, доходящая до дрожи.
Дверь распахнутая, пыльное оконце,
стул покинутый, оставленное ложе.
Ткань, впитавшая полуденное солнце.

Понт шумит за черной изгородью пиний.
Чье-то судно с ветром борется у мыса.
На рассохшейся скамейке -- Старший Плиний.
Дрозд щебечет в шевелюре кипариса.


Tell me what you think
Reply With Quote
Old 17.06.2005, 20:41   #2
Младенец
 
Join Date: 05 2005
Location: Yerevan
Age: 27
Posts: 8
Downloads: 0
Uploads: 0
Reputation: 0 | 0
Default

Бродский - корифей корифеев!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Больше сказать нечего!
Reply With Quote
Old 17.06.2005, 20:46   #3
(vagabond)
 
Gypsy's Avatar
 
Join Date: 12 2004
Location: Himalayas
Posts: 823
Downloads: 0
Uploads: 0
Reputation: 0 | 0
Default

Да, вот например в двух куплетах сжал столько мыслей, чувств, жизненного опыта, как переплел обычный быт с философией. И главное - как красиво получается

В феврале лиловеют заросли краснотала.
Неизбежная в профиле снежной бабы
дорожает морковь. Ограниченный бровью,
взгляд на холодный предмет, на кусок металла,
лютей самого металла -- дабы
не пришлось его с кровью

отдирать от предмета. Как знать, не так ли
озирал свой труд в день восьмой и после
Бог? Зимой, вместо сбора ягод,
затыкают щели кусками пакли,
охотней мечтают об общей пользе,
и вещи становятся старше на год.
Reply With Quote
Old 17.06.2005, 21:20   #4
Младенец
 
Join Date: 05 2005
Location: Yerevan
Age: 27
Posts: 8
Downloads: 0
Uploads: 0
Reputation: 0 | 0
Default

Quote:
Originally Posted by Gypsy
Да, вот например в двух куплетах сжал столько мыслей, чувств, жизненного опыта, как переплел обычный быт с философией. И главное - как красиво получается
[Moderated by Reckon_. Reason: Мат - в беспределе.]

Гладиаторы

Простимся.
До встреч в могиле.
Близится наше время.
Ну, что ж?

Мы не победили.
Мы умрем на арене.
Тем лучше.
Не облысеем
от женщин, от перепоя.

...А небо над Колизеем
такое же голубое,
как над родиной нашей,
которую зря покинул
ради истин,
а также
ради богатства римлян.

Впрочем,
нам не обидно.
Разве это обида?
Просто такая,
видно,
выпала нам
планида...

Близится наше время.
Люди уже расселись.
Мы умрем на арене.

Людям хочется зрелищ.



Brockiy.

Last edited by Reckon_; 18.06.2005 at 11:13.
Reply With Quote
Old 18.06.2005, 11:03   #5
Честный Кот
 
Reckon_'s Avatar
 
Join Date: 04 2004
Location: Yerevan
Age: 41
Posts: 1,844
Downloads: 0
Uploads: 0
Reputation: 165 | 3
Exclamation Moderatorial

[Moderatorial]

Gypsy:

Рад, что есть поклонники творчества Бродского. И вдвойне рад, что время от времени в Лит. Уголке вспоминают его произведения.

И тем не менее просьба: во избежание повторных постов делать поиск в разделе и, при наличии идентичных топиков, реанимировать старые.

Иосиф Бродский
Из Бродского #2
Из Бродского


31337:

Разделяю Ваш восторг стихами Бродского. Но лучше его выражать-таки без матерщины. Хотя бы из уважения к нашим читательницам. Спасибо за понимание.

[/Moderatorial]
Reply With Quote
Old 18.06.2005, 11:03   #6
Честный Кот
 
Reckon_'s Avatar
 
Join Date: 04 2004
Location: Yerevan
Age: 41
Posts: 1,844
Downloads: 0
Uploads: 0
Reputation: 165 | 3
Question Needed.

Вопрос по теме. Недавно я был на моноспектакле Юрского, который прочитал просто потрясающее стихотворение-пьесу Бродского "Театральное".

Я нашел кучу ссылок на это стихотворение, но не смог найти само стихотворение. Если у кого оно есть - постните, или укажите ссылку. Заранее благодарен.
Reply With Quote
Old 18.06.2005, 11:10   #7
инсценирующи
 
[ Xelgen ]'s Avatar
 
Join Date: 07 2002
Location: Fireplace of Ecotopia
Age: 31
Posts: 4,327
Downloads: 22
Uploads: 0
Reputation: 193 | 4
Default

Да 31337, как от модерата, добавлю, что мат разрешен, только в разделе Беспредел.
Reply With Quote
Old 18.06.2005, 19:55   #8
(vagabond)
 
Gypsy's Avatar
 
Join Date: 12 2004
Location: Himalayas
Posts: 823
Downloads: 0
Uploads: 0
Reputation: 0 | 0
Default

Сорри Рекон, я как бы видел пару стихов бродского тут и там, но отдельного треда не видел.

Quote:
Originally Posted by Reckon_
Вопрос по теме. Недавно я был на моноспектакле Юрского, который прочитал просто потрясающее стихотворение-пьесу Бродского "Театральное".

Я нашел кучу ссылок на это стихотворение, но не смог найти само стихотворение. Если у кого оно есть - постните, или укажите ссылку. Заранее благодарен.
О "театральном" даже не слышал, у меня две книжки были, ни в одной его не было.

Вот, зато откопал еще одно классное произведение:

б а б о ч к а
1

сказать, что ты мертва?
но ты жила лишь сутки.
как много грусти в шутке
творца! едва
могу произнести
"жила" -- единство даты
рожденья и когда ты
в моей горсти
рассыпалась, меня
смущает вычесть
одно из двух количеств
в пределах дпя.

2

затем, что дни для нас -
ничто. всего лишь
ничто. их не приколешь,
и пищей глаз
не сделаешь: они
на фоне белом,
не обладая телом,
не зримы. дни -
они как ты; верней,
что может весить
уменьшенный раз в десять
один из дней?

3

сказать, что вовсе нет
тебя? но что же
в руке моей так схоже
с тобой? и цвет -
не плод небытия.
по чьей подсказке
и как кладутся краски?
навряд ли я,
бормочущий комок
слов, чуждых цвету,
вообразить бы эту
палитру смог.

4

на крылышках твоих
зрачки, ресницы -
красавицы ли, птицы -
обрывок чьих,
скажи мне, это лиц,
портрет летучий?
каких, скажи, твой случай
частиц, крупиц
являет натюрморт:
вещей, плодов ли?
и даже рыбной ловли
трофей простерт.

5

возможно ты -- пейзаж,
и, взявши лупу,
я обнаружу группу
нимф, пляску, пляж.
светло ли там, как днем
иль там уныло,
как ночью? и светило
какое в нем
взошло на небосклон?
чьи в нем фигуры?
скажи, с какой натуры
был сделан он?

6

я думаю, что ты
и то, и это:
звезды, лица, предмета
в тебе черты.
кто был тот ювелир,
что, бровь не хмуря,
нанес в миниатюре
на них тот мир,
что сводит нас с ума
берет нас в клещи,
где ты, как мысль о вещи,
мы -- вещь сама?

7

скажи, зачем узор
такой был даден
тебе всего лишь на день
в краю озер,
чья амальгама впрок
хранит пространство?
а ты -- лишаешь шанса
столь краткий срок
попасть в сачок,
затрепетать в ладони,
в момент погони
пленить зрачок.

8

ты не ответишь мне
не по причине
застенчивости и не
со зла, и не
затем, что ты мертва.
жива, мертва ли -
но каждой божьей твари
как знак родства
дарован голос для
общенья, пенья:
продления мгновенья,
минуты, дня.

9

а ты -- ты лишена
сего залога,
но, рассуждая строго,
тем лучше: на
кой ляд быть у небес
в долгу, в реестре.
не сокрушайся ж, если
твой век, твой вес
достойны немоты:
звук -- тоже бремя.
бесплотнее, чем время,
беззвучней ты.

10

не ощущая, не
дожив до страха,
ты вьешься легче праха
над клумбой, вне
похожих на тюрьму
с ее удушьем
минувшего с грядущим,
и потому,
когда летишь на луг,
желая корму,
приобретает форму
сам воздух вдруг.

11

так делает перо,
скользя по глади
расчерченной тетради,
не зная про
судьбу своей строки,
где мудрость, ересь
смешались, не доверясь
толчкам руки,
в чьих пальцах бьется речь
вполне немая,
не пыль с цветка снимая,
но тяжесть с плеч.

12

такая красота
и срок столь краткий,
соединясь, догадкой
кривят уста:
не высказать ясней,
что в самом деле
мир создан был без цели
а если с ней,
то цель -- не мы.
друг -- энтомолог,
для света нет иголок
и нет для тьмы.

13

сказать тебе "прощай"?
как форме суток?
есть люди, чей рассудок
стрижет лишай
забвенья; но взгляни:
тому виною
лишь то, что за спиною
у них не дни
с постелью на двоих,
не сны дремучи,
не прошлое, но тучи
сестер твоих.

14

ты лучше, чем ничто.
верней, ты ближе
и зримее. внутри же
на все сто
ты родственна ему.
в твоем полете
оно достигло плоти;
и потому
ты в сутолке дневной
достойна взгляда
как легкая преграда
меж ним и мной.

1972.
Reply With Quote
Old 19.06.2005, 11:18   #9
Честный Кот
 
Reckon_'s Avatar
 
Join Date: 04 2004
Location: Yerevan
Age: 41
Posts: 1,844
Downloads: 0
Uploads: 0
Reputation: 165 | 3
Default

Quote:
О "театральном" даже не слышал, у меня две книжки были, ни в одной его не было.
Это стихотворение есть только в книге

Второй век после нашей эры. Драматургия Иосифа Бродского.

Она издана в 2001 году тиражом всего 3000 экземпляров. И пока нигде
не удалось найти эту книгу в оцифрованном виде (формат неважен).
Reply With Quote
Sponsored Links
Reply

Thread Tools


На правах рекламы:
реклама

All times are GMT. The time now is 06:15.


Powered by vBulletin® Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.