Armenian Knowledge Base  

Go Back   Armenian Knowledge Base > Entertainment > Literary nook
Register

Reply
 
LinkBack Thread Tools
Old 12.10.2005, 13:18   #1
Дошкольник
 
drblack's Avatar
 
Join Date: 09 2005
Location: Saint-Petersburg
Age: 37
Posts: 83
Downloads: 0
Uploads: 0
Reputation: 0 | 0
Default Владыка

Конь, держащийся только на заклятиях выносливости, уже третьи сутки без перерыва поднимал брызги, неся на себе седока. Лил непрерывный дождь, но он совершенно не заботил воина по кличке Топор. Грязь, везде осенняя грязь. Просто всемирный потоп какой-то!
Его так прозвали за то, что в бою ему не было равных, благодаря заговоренному им же самим топору. Он был могуч, велик ростом и весом, и сед как лунь. Густые волосы потеряли цвет когда во время родов умерла жена, и ей не смогли помочь даже мудрые ведьмы и подношение Смерти, которое сделал Топор, убив троих разбойников-гоблинов. Сейчас глаза его, горящие нетушимым волчьим огнем, смотрели в темноту. Белая борода, заплетенная в две косы, развивалась за плечами. Он приближался к цели.
Если посмотреть на него издалека, то вполне можно было принять его за гнома. Такой же кряжистый, широкий в плечах, и могучий в теле, но стоило подойти ближе, как сразу приходило чувство ущербности, потому что этот великан был невероятно огромен.
Куда он несся в этой ночи, раздвигая собой воду, неустанно падающую с неба? Он настигал своего врага, посмевшего украсть его дочь, его единственную дочь. Ничего не осталось в жизни у воина, кроме любимой дочери да еще заговоренного, иззубренного в схватках оружия. Пусть сам Топор не был великим магом, но за свою кровь он уничтожит любого волшебника. У кого-то хватило ума перейти дорогу Топору! Пока еще он не знал, у кого именно хватило, но не имело это значения, потому что посягнувшего ждет только смерть. Коня жалко. Так долго искал его, способного нести облаченную в доспехи тушу, по другому не сказать. Загонит его Топор. На заклинание выносливости свою жизненную силу отдал целый вековой дуб, а воин немалую толику своих денег. Так просто в Древнем Лесу друиды ничего не делают.
Но все это пыль, потому что украли дочь!!!
Рука судорожно сжала копье, которое все трое суток воин не выпускал из рук, по спине хлопал щит. Дружина, бросившаяся было следом за предводителем, уже отстала. И правильно, не их это дело.
Оскал, звериный, жестокий. Смерть несу, посторонись, не то задену ненароком!
Поисковое заклятье тянуло впереди светящуюся синюю нить. И нить становилась все ярче и ярче. Вот уже почти догнал. Берегись, кто бы ты ни был! И пусть твои боги спасают тебя, если с головы моей славной девочки упал хоть волос. Пусть спасают, если смогут!
Позади, неслышно следуя за Топором, бежали, меняя друг друга, его всегдашние соратники и друзья - волки. Он не звал их с собой, они пошли сами. Когда уставали одни, из леса приходили другие.
Ярче нить, все ярче! Где ты враг?? Иди ко мне, за возмездием!
Глухой рык из глотки воина заставил волков испуганно прижать к головам уши. Только конь мерно и сильно все скакал и скакал вперед.
Что там? Что-то темное! Скала? Да, скала! Топор не любил горы, пусть и был похож на гнома, но путеводная нить вела именно туда. Между двух зубов, в расщелину. Узкую и очень подходящую для засады. Вот и волки тревожно задышали, предупреждая. Ничего, разберемся. Сам лягу, но дочь мою вы должны вынести, если уж увязались. Ясно? Клыкастые хищники понимающе светили круглыми глазами во тьме.
"Вынесем, обороним. Владыка". Так Топора тоже иногда называли. Когда-то давно, в прошлой жизни. Только лесные братья еще помнили.
Когда седой воин спрыгнул с коня, сжимая одной рукой щит, второй копье, а к поясу пристегнув неразлучный топор, то его верный боевой товарищ, гнедой Толстяк, закачался на всех четырех ногах, и, захрипев пеной, упал. Действие заклинания длилось до тех пор, пока седло не опустеет. И вот оно опустело. И конь упал, в судорогах трясясь всем телом. Волки деликатно отошли, оставив Владыку.
Красным взглядом посмотрев на Толстяка, Топор размахнулся копьем и пронзил голову верного друга. Нельзя чтобы он мучался. Горевать будем потом.
Оттирать кровь с наконечника он не стал. Еще накормить этой кровью врага надобно.
Расщелина закончилась неожиданно. Неглубока и коротка она была. Меж двух скальных стен организовался тупичок, а перед ним все было ровно вытоптано, словно специально площадочку для схватки удобную делали.
Ох, зубы-то как заломило, гррррр! Чужая магия, черная, прячет что-то пологом. Но и бывший Владыка тоже не пальцем деланный! Плевок вперед и следом слово заветное. Вроде просто, новичков этому учат, но это, смотря, сколько сил вложить. А сил могучий старик вложил не мало. Да и скрывающее "слово" просто для проформы стояло. Пала пелена, и открыла глазам? за кем гнался Топор.
Стоит, гнида, невысокий, худой в черном плаще. А рядом мертвый конь лежит, тоже загнанный. От меня не уйдешь.
- Дочь моя где? - взревел Владыка, а за ним следом вторили воем волки. Грозный глас едва не расколол гору
- Здесь. - прошелестел незнакомец и шагнул в сторону, не открыв лицо капюшоном скрытое.
Вот она, родная моя, милая девочка, маленькое существо! Я нашел тебя, сейчас заберу с собой, погоди.. Не было нужды в веревках - хрупкое тело кольцо за кольцом обвила змея, неусыпно глядящая в закрытые глаза жертвы.
- Только шевельнись, Топор. И ее уже будет не спасти.
Глаза, и без того уже налитые кровью, едва не лопнули от ярости.
- Кто тыыыы. - проклокотал воин горлом.
- А ты не помнишь меня? - маг скинул с головы капюшон. И старик увидел узкое лицо с черными, совсем без белков, глазами. Такие глаза бывают только у тех, кто отдал себя Тьме. Маленькие усики, тщедушное тело, бледная кожа.
- Так это ты? Как ты посмел, червь!
- Посмел, посмел! Когда я просил руки твоей дочери, ты что сказал?
- Что пока ты не станешь человеком, даже не думай об этом.
- А стать человеком, значит стать великим, получить власть и силу. Когда я стал богат и знаменит, когда мои владения стали велики, ты сказал, что я понял неправильно. Теперь я действительно силен! Я само могущество!!! Теперь я достоин твоей дочери? Я могу дать ей все, что она ни пожелает! Любые богатства, любые желания. Все, что только может прийти в голову!
- Ты опять не понял меня. Ты червем был, червем и остался. Тебе никогда не видать в женах моей дочери. - Топор могуче размахнулся и метнул копье. Сокрушающий бросок должен был пригвоздить червя к скале, но тяжелое копье остановилось, когда худой человечек выставил вперед руку. Только капли крови Толстяка долетели до него.
- Нет, это ты не понял меня. Мне наплевать на твое позволение. Она моя, потому что я так хочу. Ты здесь чтобы отплатить за унижение, которое, нанес мне. - легкий взмах рукой и копье стремительно полетело обратно. Топор пригнулся, и его осыпало брызгами разбитого камня.
- Это все что можешь? Ничтожество!
- Ну почему же? - иронично ухмыльнулся маг. - Ты хочешь сразиться? Давай! Если победишь, то дочь освободится. Мне доставит удовольствие убить тебя.
Крутанувшись вокруг своей оси, волшебник распался на рваные куски темноты, которые потом соединились опять. Уже по новому. Здоровенный, высотой с лошадь, скорпион. С задранным угрожающе хвостом, и человеческим лицом. Каждая клешня была размером больше головы Топора. Любой бы на его месте оставил на площадке свои штаны, удирая. Но Топор повидал в своей жизни всякое. Такое, что и не снилось этому молокососу, возомнившему себя великим магом. Без лишних разговоров старик сорвал с пояса иззубренный, тяжелый боевой топор, и пошел в атаку. Сокрушительные удары потрясли скалы. Щит трещал, отражая выпады клешнями, при этом еще приходилось уворачиваться от хвоста. Вполне могло быть, что яд убивал от одного только прикосновения. Конечно, нужные заклятья были наготове, но не всякое применишь прямо во время схватки. Особенно когда твой противник скорпион, бьющий не только своими конечностями, но магией.
До червя не сразу дошло, что старик, которого он так долго знал раньше, совсем не прост. На мощнейшие заклинания сна он только осоловело мотал головой. Заклятие паутины, которое славилось именно тем, что паутина была крепче стали, он просто разрубил еще в полете. Мало того он еще и огрызался в ответ какими-то древними, простыми до смеха заклятиями, только били они как дубина, и сил в них вложена была уйма.
Несколько раз скорпион все же достал бывшего Владыку. Он уже прихрамывал на правую ногу, которой досталось от острых клешней, и с гримасой поводил плечом – поверх щита все ж ткнул маг острым отравленным шипом. Могучий старик уже начал шататься, яд действовал быстро, но при этом с прежней яростью бросался в атаку.
Вскоре наступил момент, когда одновременно держать щит и топор стало неудобно и не под силу. Тогда воин откинул щит и двумя руками взялся за оружие. Защищаться не было смысла. Нанося удар за ударом, и пропуская укол за уколом, старик слабел все быстрее и быстрее. Вот уже треснул шлем, и слетел на стылую землю. Дождь, казалось, стал хлестать еще сильнее, стрелами вонзаясь меду волос и застилая глаза потоком воды. Старик упал на одно колено и оперся на топор, тяжело дыша. Раны кровоточили, смешивая алую кровь с водой.
Маг радостно взрыкнул, хрипло вдохнул сырой воздух и воздел клешни для последнего, сокрушающего удара. Когда же он начал движение вниз, старик неожиданно ловко и справно, двинулся вперед, схватив свой топор двумя руками, проскользнул своим немалым телом между смертоносными клешнями и вбил лезвие топора в горло врагу….
… Дождь стал медленно стихать. Расходиться стали тучи, даже солнце мелькнуло лучиком. На камнях лежали рядом воин и маг, принявший свой обычный облик. Мертвый маг, удивленно смотрящий в синеющее небо.
Гигантская змея подняла треугольную голову и посмотрела на пытающегося встать старика. Ему помогали волки, старающиеся зализать раны, да и он сам, старыми проверенными заклятиями.
- Кто ты, воин. – прошипела она тихонько.
- Несколько тысяч лет назад я был человеком. Потом едва не стал богом, потом снова стал человеком. Некоторые до сих пор зовут меня…
- Владыка! – змея уважительно склонила голову. – Я узнала, я помню.
Потом она рассыпалась прахом под лучами солнца, старик же хромая, подошел к неподвижно лежащей дочери, склонился над ней, тяжело сел и обнял.
Затрепетали веки, потекли градом слезы:
- Папа… Папа, он схватил меня и … и сказал чтобы я с ним шла. Папа, я не хотела… Ты пришел, папа.
- Да, дочка, я пришел. Как же не придти-то. – Топор гладил дочку своею заскорузлой огромной ручищей, успокаивая и печально глядя на труп врага. – Девочка моя, хорошая моя. Никогда тебя не брошу, всегда выручу. Ну не плачь, маленькая. Я же рядом. Всегда рядом буду…
Так и сидел бывший Владыка, окруженный верными волками, и в глазах его гас красный огонь. Он, у ног которого был когда-то весь мир и империи рушились по его слову, ничего больше не желал….
Только счастья своей дочери…
И пусть еще кто-нибудь только посмеет….

drblack
Reply With Quote
Reply

Thread Tools


На правах рекламы:
реклама

All times are GMT. The time now is 15:45.


Powered by vBulletin® Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.