Armenian Knowledge Base  

Go Back   Armenian Knowledge Base > Entertainment > Literary nook
Register

Reply
 
LinkBack Thread Tools
Old 04.05.2007, 07:39   #1
Дошкольник
 
Shmandyalis's Avatar
 
Join Date: 05 2007
Location: Yerevan, Armenia
Posts: 61
Downloads: 1
Uploads: 0
Reputation: 0 | 0
Post Книга в кожаном переплете

С друзьями в пятницу решили пойти в ночной клуб, который в нашей стране известен как клуб для людей с несколько иной сексуальной ориентацией. Сказано – сделано! Все происходило поздно ночью.
Я, как обычно, решила одеть что-то экстравагантное, но, вообщем-то, единственным экстравагантным аксессуаром стали длинные черные перчатки, почти доходящие до локтей. Надевая перчатки я и не подозревала, что вскоре вернусь домой без них.
Шум, хаос, запах страсти и пота создавали наркотическую атмосферу, которую дополняли дикие танцы не менее диких существ женского пола, запах алкогольных напитков и различных видов табака. Спустя двадцать минут после того как спускаешься в этот подземный оргиастический мирок, глаза и разум затуманиваются и, не осознавая того, теряешь контроль над собой не зависимо от количества принятой горящей огнем жидкости.
Как обычно мы сдали свою одежду, лишние принадлежности, заказали в билеты входящие жидкости, поболтали со знакомыми. Я почувствовала желание танцевать… кровь настолько быстро циркулировала в венах, что всем телом можно было почувствовать это течение. Мы кинулись в толпу, мгновенно став ее частицей. Прошло несколько часов. Тело уже ломило от усталости – пора устроить перекур, освежиться и с новыми силами вернуться на танцпол. Во время перекура мы обсудили тот или иной вопрос настолько трезво, насколько позволяло наше состояние. Внезапно, (что меньше всего ожидалось - (прим. автора.), шумные басы, стучащие по вискам утихли и воцарилась своеобразная тишина, изумленные и недовольные возгласы толпы, вульгарный смех, звон стекла....
Внезапно у барной стойки зажегся яркий свет и саксофон застонал от удовольствия.
- Сейчас очаровательная женщина станцует танец для таинственной и вызывающе сексуальной незнакомки, - заговорил чей-то голос и после короткой паузы продолжил, - ... для незнакомки в черных перчатках!!!
Последнее прозвучало словно угроза. Кровь перестала циркулировать. Я настолько растерялась, что начала нервно оглядываться вокруг в надежде найти другую пару перчаток. Я растерялась... и только... не могу утаить то, что было в моих глазах – ликование. Мне это понравилось. Друзья же не удивились, так как знали о моем излишнем любопытстве по отношению к исключительным экземплярам женского пола. Сомнений не было в том, что речь шла именно обо мне.
Толпа находилась в эйфории и жутком восторге, словно ждала от этого чего-то.
Ноги непроизвольно встали с места и пошли навстречу неизведанному.
Я не видела ее лица, но вырисовывались контуры тела... змеиного тела. Она так извивалась, что вспотела даже барная стойка. В ее движениях чувствовалось безграничное желание, уверенность в своей красоте. Ее тело было настолько прекрасно, что во мне не осталось ни малейшего сомнения в ее неземном происхождении. Она меня заразила чем-то своим, личным и сокровенным. Наверно, это было чувство, словно я всю жизнь искала эту встречу.
Мужская половина толпы настолько возбудилась от этого зрелища, в частности от ритмически оголяющегося тела, что начала отвлекать своих спутниц или спутников игрой, присущей настоящим самцам.
Я сделала N-oe количество шагов. Уже виднелись иссиня-черные, длинные волосы, молочного цвета кожа, длинные руки. Она была в разорванных джинсах, в черном бюстгальтер, а рядом, на стойке – валялась прозрачная тюлевая кофта. На ней не было обуви и это придавало ей робость и простоту. Глаза, пристально смотрящие на меня, были печальны и словно говорили: «Смотри, я твоя и я страдаю...»
Во взгляде тонули безграничное отчаяние и безысходность. Словно своим танцем она молила о помощи и освобождении, как пантера, бьющаяся в тесной клетке. Мне казалось, что за этой отчаянной грацией и завораживающим волшебством скрывается необъяснимая пагубная жестокость. Во мне горело желание открыть ее тайну.
Все эти раздумья длились всего несколько минут и я даже на заметила насколько близко подошла к барной стойке. Меня магнитом тянуло к этой незнакомке.
Теперь я чувствовала ее учащенное дыхание, слышала каждое движение и видела малейшие изменения в настроении танец стал более умиротворенным.
Забыв о присутствии толпы, кончиком пальцев коснулась ее длинных волос. В ответ она лишь улыбнулась и, соскользнув со стойки, вышла из помещения.
Я словно предчувствовала, что все именно так и произойдет, словно сама запланировала каждый ее шаг. Друзья стояли в оцепенении и единственное, что сказали после короткой паузы:
- Весело, однако... всегда тебе везет...
Меня ждала очередная порция водки для храбрости, так как напряженность не покидала никого из нас. Я даже не могла скрыть свою дрожь. Руки не подчинялись мне: каждый раз, когда хотела зажечь сигарету, зажигалка словно выпрыгивала из рук.
С каждой рюмкой нервы впадали в глубокий сон и Она уходила на особую полочку моей памяти.
- Приехали, - вторгся в опьяненную идиллию один из сидящих рядом и резко толкнул меня. В недоумении мои глаза начали бегать по всему помещению, пока не остановились на приближающейся фигуре. Она... невысокая и миниатюрная, все еще босая и дикая. Подойдя к столику, который разделял нас, она протянула мне толстую книгу с кожаным переплетом.
- Это мне? Книга?
- Книга.
У нее был альт. Слегка хриплый, накуренный альт. У меня тоже альт, но от рождения и увлечение табаком нисколько не повлияло на это.
- Спрячь, завтра прочтешь.
Я молча отложила книгу и в знак одобрения улыбнулась ей.
- Кто ты? – спросила я.
- Запомни меня такой, какая я сейчас, без имени и лишних формальностей.
- Уже запомнила.
Друзья молча слушали, а некоторые даже спали или были в полнейшем ауте.
- Я в восторге от твоих перчаток... у меня даже нет желания увидеть твои руки без них.
- Мы еще встретимся? – как обычно меня посетила неуместная идея.
- Да. Храни эту книгу до нашей встречи. Мне пора.
Я даже не успела попрощаться с ней, она опять ускользнула. Ненавижу когда люди так поступают. Лучше им вообще не появляться в моей жизни. Не люблю незавершенности не смотря на то, что это, возможно, пища для фантазии.
И на нее я злилась и, может поэтому, даже не попыталась остановить. Мне это показалось бессмысленным, да и гордость не позволяла. На этот счет один из друзей даже заявил, что сам последовал бы за этой нимфой на край света, да только, увы, мужчины ей не по вкусу. Не смешно. Только не сегодня. «Что тут поделаешь, - подумала я, - судьба преподносит сюрпризы без всяких объяснений и крайне бесцеремонно».
Вскоре злость заменило жалящее любопытство. Книга в руках горела и причиняла боль. Но я сдержалась. Во мне загорелся эгоизм, так как не хотелось преждевременно испортить себе сюрприз, да и продлить хотелось удовольствие. Книгу спрятала в рюкзак, подальше от соблазна. Соблазн всегда был моим другом и врагом одновременно. Даже затрудняюсь ответить, кем больше. В зависимости от приоритетов.
Шло время, а с ним и алкогольные напитки. Я почти забыла свое имя, не говоря уже о какой-то ненормальной женщине, которая только озадачила меня своим внезапным появлением в мою и без того бурную и проблематичную жизнь. Но… мне снова хотелось лицезреть одну из ее сардонических улыбок. Мысли о ней воодушевляли меня, движения становились более страстными и похожими на нее.
Минута… вспышка… и вся эта эйфория позади. В лицах толпы вместо экстаза был ужас. Все начали прятаться в своих норах, расходились, толкали друг-друга. Музыка гремела с прежней громкостью и для некоторых транс продолжался. Что это было? Демоническая шутка? Игра разума? Галлюцинации? Бред какой-то. Настроение толпы не может так быстро меняться. Такое состояние духа бывает только у меня и только в нечетные дни.
- Тебе не кажется, что на тебя как-то странно смотрят, а? – взорвался голос друга.
Меня пропускали наверх. Никогда еще не видела такой снисходительности со стороны толпы. Я очутилась наверху, где музыка доносилась без особого буйства. Это словно иной мир, светлый мир. Мне казалось, что я вышла на природу, на чистый воздух. Атмосфера сильно отличалась от той, что царила в нижней части помещения, хотя разделяли их несколько ступенек. На втором, точнее, на первом этаже, в зависимости от места нахождения, были расположены два туалета. Не трудно догадаться, что тут особого значения не придают различию между женским и мужским полами. У двери правого туалета толпилось много народу, многие вытягивались, чтоб ничего не пропустить. Меня протолкнули внутрь. Дрожь прошлась по всему телу. От нетрезвого состояния не осталось и следа. Перед глазами открылась картина, которая навсегда останется в альбоме моей памяти на той же полочке что и Она. Опять она… еще более красивая, белая и невозмутимая. Вот она лежит на холодном полу. Вокруг столько красного цвета, что создается классическое сочетание и гармония - белый, черный и кровь. Ее много, очень много, она продолжает капать из обезображенных вен ее длинных рук. Я подхожу еще ближе и опускаюсь на колени с той стороны, где меньше красного цвета. Страха нет… чувств не осталось… Руки дрожат, пожалуй, как всегда.
Ее лицо почти не изменилось. Все та же молочно-белая кожа, спокойствие, слегка приоткрытые глаза и губы, как во время поцелуя. Не было только сардонической улыбки.
Я прошлась рукой по ее лицу, волосам, как в первый раз. Любопытные шеи продолжали вытягиваться, задыхаться от интереса. Я закрыла дверь на замок.
- Выходи! Не веди себя как ненормальная. Менты скоро будут, - кричали знакомые голоса.
Ну и что? Разве в этом есть моя вина? Нет! Тогда зачем бояться милиции…? Наоборот, я ничего не сделала. Это она сделала. Она и будет отвечать на вопросы. Я ничего не знаю… даже ее саму.
Рядом валялась бритва. Я обратила внимание, что у меня в старом дневника есть точно такая же. В такие моменты, самый глупый вопрос - “почему она это сделала…”? Не надо знать, не важно. Теперь я стала частичкой ее жизни и смерти. Мне было достаточно этого. Слезы высохли, словно никогда раньше и не было в моих глазах этих печальных соленых капель.
Я медленно и нерешительно наклонилась и поцеловала ее все еще теплые губы. Вот я и почувствовала ее, только жаль, что она этого не поняла. Мне оставалось одно – сделать ей подарок: с особой заботой надела длинные черные перчатки на ее длинные красные руки. Мои руки оголились, но она не увидела их. Ей и не хотелось. Перчатки больше не подходили ей, а ее кровь неплохо смотрелась на моих руках. У меня возникло огромное желание сохранить у себя локон ее волос, но я не осмелилась отнять у нее хотя бы один локон божественной красоты. В последний раз коснулась ее лица, волос, желая запомнить запах, но она не пахла ничем. А мне казалось, что ее бархатная кожа должна была пахнуть холодным молоком и кислым лимоном.
Я вышла. Не знаю сколько минут провела с ней наедине, но зрителей стало намного больше. Теперь, вместо любопытства, их глаза выражали страх и опасение. Дабы не дать повода для фантазий я засунула руки в карманы. Не успела сделать несколько шагов, как кто-то поднял меня на руки и увел подальше от этого места. Туда я больше не возвращалась, и не знаю, что было дальше, где она. Не важно где она… важно то, что ее история, жизнь и смерть всегда со мной. Со мной каждое предложение, каждая буква ее жизни. Она подарила мне свою жизнь на белой бумаге и локон волос между последними страницами книги с кожаным переплетом.

Все персонажи и события вымышлены(прим.автора)
Reply With Quote
Old 04.05.2007, 08:55   #2
Честный Кот
 
Reckon_'s Avatar
 
Join Date: 04 2004
Location: Yerevan
Age: 41
Posts: 1,844
Downloads: 0
Uploads: 0
Reputation: 165 | 3
Default

Мда... Готично получилось.
Reply With Quote
Old 20.05.2007, 19:04   #3
Младенец
 
Join Date: 05 2007
Location: Moscow, Russia
Posts: 1
Downloads: 0
Uploads: 0
Reputation: 0 | 0
Default

атмосфера напоминает Степного волка Гессе. Красиво.
Reply With Quote
Sponsored Links
Reply

Thread Tools


На правах рекламы:
реклама

All times are GMT. The time now is 14:56.


Powered by vBulletin® Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.